Вторник, 16.10.2018, 13:57
Приветствую Вас, Гость
Главная » Архив материалов
Вчера был день инженерных войск России. 21 января 1701 года указом Петра первого в Москве была открыта школа пушкарского приказа. Сейчас в составе этих войск саперные, понтонно-мостовые, дорожные и другие части, есть даже водолазы.



Поздравляем Бойцов!!! 


Просмотров: 1327 | Добавил: ZEBOL | Дата: 22.01.2012 | Комментарии (0)

КЛАД В СЕРЕБРЯНОМ ВЕДРЕ

РаскопкиЛегенды, дошедшие до наших дней, рассказывают и о тайных подземных ходах, и о кладе дружины Ермака, и о языческом божестве – Золотой Бабе.

Это и неудивительно. Ведь еще в путеводителях XIX века Каму именовали не иначе как «река былых легенд». Заселение по Каме, которая, как утверждают геологи, возникла намного раньше Волги, началось несколько десятков тысяч лет назад, со времен древнего каменного века – палеолита. Какие только племена и народы не проживали на богатейших природными ресурсами просторах Верхнекамья!

Наличие богатейших соляных рассолов вкупе с драгоценными мехами позволяло древним местным жителям «принимать» у себя купцов, которые плыли из многих стран мира по Каспию, Волге и Каме в Северное Прикамье с различными драгоценностями для обмена с местным населением.

Находка около Чашкинского озераЭти коммерческие связи прослеживаются археологами намного раньше того периода, когда в Верхнекамье начало проникать с Русского Севера древнерусское население и новгородские ушкуйники (купцы-воители). Торговля в наших краях имеет историю не менее двух с половиной тысяч лет. По крайней мере сегодня это подтверждают данные археологии.


Археологи зафиксировали на территории Прикамья следы так называемой ананьинской культуры, возникшей в начале железного века и господствовавшей в Прикамье в VIII - VII веках до нашей эры. Ананьинцы являлись предками пермских народов (коми, удмуртов) и говорили на различных диалектах общепермского языка – основы.

Находки около Чашкинского озераОни уже были знакомы с мотыжным земледелием и домашним скотоводством. В Верхнекамье, по данным ученых, проживало 2-3 ананьинских племени, и, самое интересное, от их пребывания на наших землях до сих пор находят топоры-кельты, наконечники копий, стрел и пик, боевые и парадные топоры-клевцы, украшенные изображениями хищных птиц и животных. Имели ананьинцы и железные ножи, короткие мечи-акинаки скифского типа.

Очень интересный клад ананьинского времени найден на речке Гаревой. Он состоял из бронзовых изделий. Здесь же были обнаружены художественно оформленные кельты, бронзовые формы их отливки, различные художественные детали одежды и конской упряжи. Очень интересна фигурка жука-скарабея, которая могла быть сюда доставлена из Египта! Кстати, археолог А.В. Збруева нашла даже фигурку древнеегипетского бога-покровителя Амона!

У воинов-ананьинцев, которые носили короткие куртки, на голове был надет остроконечный, видимо, кожаный шлем. Как знак отличия, воин мог носить а шее бронзовую или железную шейную гривну – украшение в виде кольца. Были у них и очень интересные бронзовые наконечники стрел с тремя шипами. Такие наконечники были известны у скифов, а некоторые имели свистульки и при полете издавали пронзительный звук, который пугал лошадей противника.

Одним словом, каждый клад ананьевских вещей сегодня может стать гордостью любого музея мира!

Следующая археологическая культура, сменившая в Прикамье ананьинскую – гляденовская ( II в. до н.э. – IV в. н.э.). Ее представителей нередко называют древнейшими земледельцами Пермского края.

Хотя обменные связи гляденовцев были не столь обширны, как у ананьинцев, однако за бронзовые изделия и меха они тоже получали через посредничество степняков-сарматов товары с Кавказа, из Северного Причерноморья. Поддерживали они связи и с племенами Приобья. Одним словом, дошедшие от их времен клады тоже имеют огромную историческую ценность.

После небольшого трехвекового «затишья» в истории, как утверждают пермские археологи, с VII века нашей эры Предуралье вернуло себе вновь статус международного поставщика мехов. Именно тогда к нам мощным потоком хлынуло среднеазиатское и иранское серебро, арабские и византийские монеты, дорогие восточные (в том числе китайские) ткани.

Следует отметить, что большое значение для развития экономических и этнокультурных связей всего Предуралья имело появление в X веке на Нижней Каме сильноразвитого государства раннесредневековой Европы – Волжской Болгарии (Булгар).

Булгарские купцы имели по всему Прикамью свои фактории, своеобразные опорные торгово-промысловые пункты. Именно через булгарских купцов и «купцов чулыманских» попала на Приполярный Урал армянская сабля XII - XIII вв., найденная случайно геологами в 1960-е годы в верховьях р. Малая Тынагога (приток р. Ляпина). Сабля имеет позолоченные клейма в виде христианских крестов и надпись на армянском языке «Мастер Хачатур»…

В период средневековья «восточного серебра» в наших краях было, видимо, значительное количество. Знаменитый князь Иван Калита в 1332 году «возверже гнев на Новгород», просил у них «серебро закамское» для уплаты ордынской дани. И новгородцы Ивана Калиту тогда послушали…

Приведу более поздние примеры. В 1851 году крепостные крестьяне Иннокентий Ужегов и его сын Евгений пахали новое целинное поле в верховьях ручья Лаштовки вблизи деревни Волчиной Соликамского уезда. Во время пахоты они обнаружили двенадцать предметов из серебра общим весом более 5 фунтов, то есть около 2 килограммов!

Самым крупным предметом клада оказалась серебряная тарелка, или небольшое блюдо, с чеканным цветочным орнаментом, обрамляющим изображение оленя с тавром на задней ноге.

Ученые отнесли его к персидским сосудам эпохи династии Сасанидов ( III - VII вв. н.э.). Ну а «сусаниды» - это династия иранских шахов (224-651 г н.э.).

Замечу, что за найденный клад крестьяне ничего не получили, хотя им была обещана награда. Иннокентий Ужегов впоследствии разорился и нищенствовал, а в Российском государственном архиве древних актов до сих пор хранится прошение Евгения Ужегова на имя князя С.С. Абамелек-Лазарева (от 13 мая 1907 г.), в котором он напоминает о найденном кладе, перечисляя подробно все предметы из серебра, и просит выдать ему «100 рублей деньгами или 100 деревьев растущего елового леса в ближайших участках Рождественской дистанции».

Остается сожалеть, что этот клад не удалось подробно изучить, но многие шедевры «сасанидского серебра» и сегодня являются гордостью Государственного Эрмитажа в Санкт-Петербурге.

Еще в безмонетный период на нашу территорию наряду с металлической и глиняной посудой, восточным и европейским оружием, бронзовыми и драгоценными украшениями, стеклянными и каменными бусами, тканями, напитками поступали серебряные и золотые слитки небольших размеров – балыши и бурты. Ну а наш «ответный эквивалент» был представлен солью, мехами, невольниками, слитками бронзы и, наверное, различными продуктами питания: мед, отборное зерно, ценные сорта рыбы…

Но максимальный приток арабских монет в Предуралье приходится на X - XI века. Среди монет преобладают саманидские дирхемы. Интересны и находки медных монет саманидского времени, которые шли в общем потоке и, вероятно, служили прообразом бронзовых монетовидных привесок.

По данным прикамских археологов, в Удмуртском и Пермском Предуралье в вещевых кладах VII - XI вв. найдено более 8 тысяч монет! По мнению профессора ПГПУ, доктора исторических наук А.М. Белавина, по количеству кладов и монет Пермское Предуралье выделяется во всем Волго-Уральском регионе.

К большому сожалению, основная часть монетно-вещевых кладов не стала частью музейных собраний. Бывший крепостной графов Строгановых, известный российский ученый-лесовод, археолог и краевед Прикамья А.Е. Теплоухов писал: «Находимые в Пермской губернии серебряные вещи привозили в Вятку, где, как сказал И. Кривощеков, братья Агафоновы в иной год перерабатывали до 30 пудов серебра и 20 пудов золота на разные образки и прочие вещи. По их словам, серебряные вещи, находимые в земле из хорошего серебра, оно лучше, чем наше, лучше плавится и меньше чернеет на воздухе. Поэтому и находчики серебряных вещей и перекупщики везут его в Вятку».

Известен случай и в 1895 году, когда для одной из дочерей графа Строганова были переделаны в брошь и серьги редчайшие золотые кольца с уточкой, найденные в Майкоре.

Между тем, некоторые клады представляли собой целые состояния. Например, Ягошурский монетно-вещевой клад (1867 г.) состоял из 1500 редких куфических монет. Здесь же были найдены серебряный слиток и кувшин. Или вот в Чердынском уезде в 1860 году был найден клад из 6 тысяч арабских монет!

Очень часто клады были монетно-вещевые, и, надо сказать, многие дорогие предметы до сих пор поражают своей художественной ценностью. Например, у булгар был распространен такой тип шейно-нагрудного украшения, как гривны. В качестве материала для изготовления гривн по традиции использовали серебро, а также была заимствована и форма плетеной гривны-цепи, которые еще с VII века поступали в Предуралье из южных областей Восточной Европы.

На нашей территории тоже найдено немало находок серебряных массивных витых и ложновитых (нарезных) гривн так называемого глазовского типа.

А вот самый известный клад гривн в сопровождении восточных монет, драгоценной восточной посуды и серебряных украшений болгарского производства – это, несомненно, Редикорский клад 1883 года, где в серебряном ведре находилось 34 гривны!

Здесь же неподалеку был найден еще один клад в 1908 году. Наряду с 5 серебряными филигранными серьгами, 2 серебряными арочными подвесками с изображением пламевидных трилистников, круглой бляхой-привеской с арабской надписью, арабскими серебряными монетами, медной фигуркой человека, множеством бус, поясных накладок и ... Читать дальше »
Просмотров: 1962 | Добавил: japmgn | Дата: 18.01.2012 | Комментарии (0)

Южный Урал многое повидал. Археологи до сих пор не устают удивляться своим находкам здесь. После знаменитых царских Филипповских курганов с золотом в  Оренбургской области, кажется, никаких уже богатых кладов не найти. Но так ли это?

                                                НАРОДНАЯ МОЛВА
     Еще скифы и сарматы, жившие на Урале,  поражали мир обилием золотых украшений. Современная наука после их анализа доказала, что драгоценный металл – уральского происхождения. Золото Рифеевых гор описывали еще древнегреческие историки. Но все попытки отыскать промышленные месторождения его при Петре I ничего не дали. Пригодное для такой разработки золото нашли после царя-реформатора. Первая золотопромывочная машина на Урале появилась в 1823 году. Золота оказалось так много, что к 1913 году Россия прочно заняла ведущее место в мире по его добыче. До сих пор нет данных о том, сколько же золота было добыто  на всем Урале. Приблизительно речь идет о 1200-1500  тоннах! Золотая лихорадка не обошла стороной и башкирское Зауралье. Старатели поработали на совесть. Из рассекреченных данных видно, что  в период только советской власти в зоне ежегодно добывалось свыше десяти тонн золота.
     Если внимательно ознакомиться с архивами, обнаружится, что в Зауралье довольно часто находили самородки. Последний такой случай был отмечен в конце 80-х годов ХХ века, когда механизатор совхоза «Ирандыкский» Баймакского района, работая на поле, нашел самородок величиной с баранью голову. Как и предусмотрено законом, золото было передано государству. По различным источникам удалось определить, что в минувшем веке  в Зауралье  самородки весом от килограмма до пуда находили 17 раз. О более мелких сведений просто нет. Вероятно, документально их учет не велся. Тут надо особо сказать, что в старину золотые самородки имели большой спрос, поскольку всегда  представляли интерес для тех, кто кичился своим богатством. Крупные заводчики, под стать Демидову, имели даже коллекции самородков.
     О несметных богатствах иных уральцев можно судить по количеству легенд и преданий об этом. Характерно, что  народная молва связывает происхождение богатства промышленников исключительно с нечестными путями.  И, как наказание за это, с гибелью владельцев. Но прежде чем отправиться на тот свет, герой успевает припрятать неправедно нажитое  добро. Так что легенды и предания – своего рода как бы путеводители по кладам. Зачастую в них даются конкретные географические названия, упоминаются действительно жившие люди, есть приметы на местности, по которым можно, мол, отыскать клад. Вот один из типичных  сюжетов. В нескольких вариантах слышал рассказ о том, что в окрестностях деревни Иргизлы на реке Белой есть гора Пугачева, названная так в честь вождя крестьянского восстания. И якобы именно в ней, спасаясь от народного гнева, зарыл свое золото управляющий Вознесенского завода, убегая от войск Емельяна Пугачева. Верить или не верить? Но в рассказах приводятся подробности. В частности, о том, что Вознесенский медеплавильный завод, построенный в 1754 году в устье речки Иргизла,  работал на привозной руде – ее на лошадях доставляли из Тубинска. Заводской приказчик Копейкин (такой действительно существовал), узнав о приближении пугачевцев, погнал на склон крутой горы подневольных  людей рубить деревья и валить их на головы «разбойников»…
     Словом, исторически эта народная молва вполне достоверна. Не вызывает сомнений и то, что заводчики люто ненавидели Пугачева, лишавшего их богатства, старались загодя все припрятать в надежном месте. На этот счет нужно особо выделить, что войскам Пугачева не удавалось застать тех врасплох. Как правило, они встречали хорошо организованную оборону заводских поселений. Если учесть, что в ту пору с дорогами на Урале были сильные напряги, загодя, без огласки, вывезти свои богатства, когда кругом народные волнения, заводчики не могли. Оставалось лишь прятать. Известно, что Пугачев и его сподвижники, тоже всю казну с собой не возили – часть ее обязательно прятали.
 


                                           НЕОЖИДАННЫЙ ПАРАДОКС
     Если проследить по доступным источникам (прежде всего - фонды библиотек) тему кладов на Южном Урале, обнаружится неожиданный парадокс – несоответствие количества устных народных преданий, передающихся из поколения в поколение, с количеством «официально» отраженных в литературе. Чтобы не утомлять читателя перечислением изученных на этот счет мной изданий, сошлюсь только на один, но, думаю, самый яркий пример.
     Башкиры – коренные жители Урала. У них хорошие исторические корни, в традициях народа устное творчество. По нему можно выяснить с достаточной достоверностью, не прибегая даже к специальным хроникам,  многие исторические события. Дело существенно облегчает изданный в Уфе в конце минувшего века фундаментальный многотомный свод «Башкирское народное творчество». Преданиям и легендам отведен целый том (второй), объемом в 572 страницы. Некоторые легенды и предания в нем даны даже в двух-трех вариантах. Том снабжен весьма полезным указателем мотивов. В нем в разделе «Крестьянская война 1773-1775 годов» стоит «Клады Салавата и Пугачева». Указаны два предания  - в томе они идут под номерами 275 и 299: «Марийцы в войске Салавата» и «Салават и Балтас». Собственно о кладах сказано чрезвычайно скупо, буквально несколькими строчками. В первом предании читаем: «…Я в ту пору был восемнадцатилетним парнем. Очень жестокие мятежи начались. Поднялся народ и начал уничтожать бояр. Я тоже присоединился к восставшим. Через некоторое время слились с войском Салавата. Через Катав, Узень, Лаклы, Йыланли, Вакир, Карабашшары пришли в Киги. Оттуда ушли в Казань. В Карабашшарах зарыли три воза серебряных монет». Во втором предании: «После ухода пугачевского войска в направлении Казани Салават взял командование на себя. Казна тоже перешла в его руки. Он приказал припрятать казенные деньги в лесу, в дуплах деревьев, с тем, чтобы воспользоваться ими позднее, во время новых боев».
     Практически у каждого башкирского рода есть многочисленные легенды и предания о кладах. Как получилось, что в фундаментальном своде «Башкирское народное творчество» с этим по сути своей провал – загадка. Вероятно, сработал идеологический момент. О кладах времен Степана Разина, Емельяна Пугачева в советский период публично (через книги, журналы, газеты) сообщалось крайне мало, хотя молва о них не только у башкир, но и у русских, татар, чувашей, марийцев…. Но даже в «Большой советской энциклопедии» об этом нет ни слова. Получается, все на уровне народной памяти. Хотя тут дело государственной важности. Не исключено, что вместе с золотом, деньгами в кладах оставлялись и документы, которые могут иметь для науки сенсационную ценность.
 
                                                          ГДЕ ИСКАТЬ?

     Совершенно иная, чем в литературе (включая и журналы, газеты) ситуация с кладами в мировой сети «Internet», где этой теме посвящены гигабайты информации на любой вкус. Только не ленись искать. Располагая большим временем, не смог тут отследить и малую толику сведений. Даже до предела упростив задачу (поиск только по кладам времен Емельяна Пугачева и только на Южном Урале), получил на монитор такой объем, что хоть защищай кандидатскую диссертацию! Явно чувствуется в электронном мире повышенный интерес к ненайденным до сих пор сокровищам в Башкортостане и соседних с ним регионах. Свой парадокс  есть и в сети «Internet». Он в том, что при обилии сведений о возможных местах нахождения кладов, зачастую неясен источник первоначальной информации. Сравнивая похожие тексты на разных сайтах, «докопаться»  все же можно. И тут ждут неожиданные сюрпризы.
     Оказывается, Запад очень активно присматривается к ненайденным еще кладам в России. На иностранных сайтах есть даже подробные карты! На них крестиками и кружками помечены в России места возможного нахождения сокровищ. Очень основательно все выглядит. И, похоже, единственное, что останавливает западных кладокопателей, непредсказуемость поведения властей России, где легко меняют законы или же вносят такое количество в  них всевозможных поправок, что первоначальная суть переворачивается с ног на голову...
     Как бы там ни было, поиском кладов в России серьезные структуры не занимаются. Это дело редких любителей. Археологи тоже в стороне, предпочитая вести лишь научную работу. Есть еще геолог ... Читать дальше »
Просмотров: 7530 | Добавил: japmgn | Дата: 18.01.2012 | Комментарии (0)

Российские археологи спасли от исчезновения несколько курганов, под которыми покоились древние сарматы. Ученым повезло — они нашли целые могилы представителей знатного рода, который в свое время властвовал на Южном Урале.






Могильник Кичигино расположен в 70 км к югу от Челябинска, на берегу Южно-Уральского водохранилища. Водохранилище построено на реке Увелка, а могильник находится на левом берегу этой реки у села Кичигино.

Впервые курганы описал еще в конце 1950−х годов известный уральский археолог Константин Владимирович Сальников (1900—1966). Уже тогда он отмечал, что на горе Тушкан (совр. Тушканская гора) находится могильник, который сильно распахан. Однако комплексные исследования тогда не проводились, а курганы подвергались постоянной распашке, пока не оказались под угрозой исчезновения.

В 2006 году по инициативе директора Челябинского археологического научного центра Сергея Боталова началось изучение могильника. В работе приняли участие Южно-Уральский государственный университет, Южно-Уральский филиал Института истории и археологии УрО РАН и Челябинский областной краеведческий музей. Один из руководителей экспедиции, доктор исторических наук Александр Таиров из Южно-Уральского государственного университета рассказал корреспонденту Infox.ru о результатах первых трех лет раскопок.

Во время первого сезона археологам не повезло – курган оказался ограбленным. Однако в тайниках сохранились некоторые ценные вещи – электровые браслеты, височные подвески и перстень. Но в целом найденные археологами материалы представляли собой достаточные обычные предметы сарматского времени. «Однако уже в тот год нас поразило то, что, казалось бы, в рядовом погребении были обнаружены достаточно ценные вещи», — рассказал Таиров.

Курган №3 (2007 год)

В 2007 году исследователи начали раскопки кургана № 3, и на этот раз им повезло гораздо больше. Центральное погребение также оказалось разграбленным, но исследователи обнаружили пять впускных погребений, два из которых – мужские и три – женские. В двух женских археологи нашли большое количество стрел.

«Здесь можно вспомнить обычай савроматов, который описывает Геродот. У савроматов молодые женщины, также как и юноши, тренируются, скачут на лошадях, стреляют из лука, принимают участие в боевых действиях. А когда женщина выходит замуж, она перестает заниматься военным делом и посвящает себя семейной жизни, воспитанию детей и уходу за хозяйством», — объяснил Таиров. Именно поэтому, по словам ученого, в погребении 50−летней женщины стрел не оказалось.

В женских захоронениях нашли и множество других вещей и украшений – в том числе гривны. Как рассказал Таиров, особый интерес вызывает технология их изготовления. Сарматы брали бронзовый или железный прут и обертывали его достаточно толстым золотым листом. В результате такого приема изделие казалось полностью золотым, а на самом деле было биметаллическим. В захоронениях двух молодых женщин лежали достаточно простые украшения, так называемые проволочные гривны. А в захоронении пожилой женщины находилась гривна, окончания которой выполнены в зверином стиле.

Аналогии таких гривен ученые раньше видели не в погребальных комплексах, а в случайных находках. Например, подобные гривны входят в состав Сибирской коллекции Петра I, которая происходит с территории Северного Казахстана, Западной Сибири или Алтая. Существует также так называемый Ставропольский или Казинский клад. До сих пор в науке дискутируется вопрос о датировке этих кладов.

«А здесь мы нашли гривну в погребальном комплексе с хорошо датируемыми вещами. В частности, там были бусы, которые на Южном Урале встречаются в погребениях первой половины IV века до н. э.», — добавил Таиров.

Благодаря раскопкам 2007 года ученые смогли решить давний вопрос датировки, привязав гривны к определенному периоду. Как отметил Таиров, скифо-сибирский звериный стиль был очень слабо представлен у сарматов. Взлет звериного стиля обычно относят к периоду VII–VI вв. до н. э. А в конце V – начале IV веков, когда происходят достаточно сильные этнокультурные изменения на Южном Урале и во всем кочевом мире, звериный стиль начинает постепенно исчезать и деградировать.

Главные находки 2008 года

В 2008 году археологи начали раскопки самого большого кургана, под номером 5. Его центральное захоронение исследователи определили как богатое аристократическое погребение, относящееся к VII-VI вв. до н. э. и связанное с кочевыми племенами, которые в письменных источниках, в частности иранских, обозначались как саки.

«Саки – это собирательное название кочевых племен, которые обитали не территории Средней Азии и к северу от Средней Азии, то есть на территории Казахстана и Южного Урала», — пояснил Таиров.

В большом кургане исследователи нашли останки мужчины-воина. Он лежал в глубокой могильной яме с дромосом, а погребальное помещение имело мощное деревянное перекрытие. Центральная яма грабилась по крайней мере трижды, однако до самого погребения воры так и не добрались.

Среди уникальных находок этого погребения исследователи выделяют биметаллический чекан. По словам Таирова, это третий случай, когда биметаллический чекан найден в погребальном комплексе. Кроме того, рядом с воином лежал горит — чехол, в котором хранились одновременно лук и стрелы. Горит обшит по краю пятью бляшками, изображающими лежащих львов, а шестая такая же бляшка лежала на груди погребенного. На торсе воина сохранился кожаный пояс с 20 бронзовыми обоймами, изображающими противопоставленные головки сайгака.

Удивила археологов и другая находка — деревянная чаша, обложенная по краю золотыми пластинками. «Дело в том, что до настоящего времени в сарматской археологии существовало представление, что деревянные сосуды, обложенные золотом, появились где-то на рубеже V-IV вв. до н. э., то есть с началом раннесарматского времени. А мы нашли погребение, которое датируется VII— началом VI века», — пояснил Таиров.

Знатное кладбище

По результатам исследований ученые высказали предположение, что Кичигинский могильник – это место захоронения представителей достаточно знатного рода, который контролировал окружающую территорию.

«Оказалось, что ювелирные изделия из этих курганов изготовлены из золота, добытого непосредственно на Южном Урале. Причем нам удалось привязать район добычи золота – это так называемый Кочкарский рудный район, где оно добывается до сих пор. И он находится где-то в 30—40 км от Кичигино», — пояснил Таиров.

Вполне возможно, что этот аристократический род контролировал добычу золота в данном регионе. Кроме того, большое количество бронзовых вещей, найденных в этом комплексе, говорит о том, что кичигинцы контролировали и поступление металла из лесостепи в степь.

Но раскопки Кичигинского могильника могут помочь и при решении основных вопросов истории, связанных с датировкой.

«Этот комплекс позволит нам объединить хронологию востока и запада. То есть в одном комплексе мы встречаем вещи, которые есть и на западе, в частности, биметаллические чеканы, и на востоке. Поясные наборы, например, известны на Алтае, в Туве, на Урале, а на западе они неизвестны. В то же время в колчане сохранились бронзовые наконечники стрел, которые хорошо известны на западе, но дальше Урала на восток они не появляются. Естественно, при таком объединении возникают нестыковки и с хронологией, и с определением культурной принадлежности», — подвел итог Таиров.

Археологи продолжат исследование Кичигинского могильника в следующем году. Возможно, сезон-2009 позволит сделать историкам новые неожиданные открытия и решить ряд загадок, над которыми бьется не одно поколение исследователей. О своих открытиях ученые обязательно расскажут корреспондентам Infox.ru.
Просмотров: 756 | Добавил: japmgn | Дата: 18.01.2012 | Комментарии (0)

Археологический разведывательный отряд расположился на территории древнего городища, что находится в верховьях реки Чугурка поблизости от поселка Новая Слобода у Сенгилея. На городище местные жители с незапамятных времен находили обломки оружия, кольчуги, серебряные монеты. Неоднократно навещали городище и ульяновские специалисты-археологи Буров Г.М., Степанов П.Д. Целью нашей экспедиции стало изучение древних путей, один из которых, как предполагается, проходил и через спрятавшееся в лесах забытое городище.

[Гривна, подвески, сюльгама, браслеты и другие женские украшения, найденные во время экспедиции]     

Клад был обнаружен, как водится, совершенно случайно. Массивная шейная гривна со свисающими привесками-трубочками, коньковые подвески в виде врущихся в разные стороны коней, рожковые подвески, трубочки-пронизки, бусы голубоватого стекла, лунницы, солярные символы, браслеты, ажурные пряжки и поясные накладки – в общей сложности 1,5 килограмма позеленевшего от времени металла – усеивали как молодые всходы небольшой участок свежевспаханного картофельного поля. Такого изобилия находок ульяновская археология не знала давно!

Удивление вызывает не только количество, но и облик найденных предметов. Подобные украшения достаточно редки для Среднего Поволжья,  хотя иногда встречаются в могильниках ранних булгар VIII-IX веков. Ближайшее же место их концентрации удалено от  Среднего Поволжья на многие сотни километров. Это таежная территория Верхней Камы и Приуралья, населенная в раннем средневековье угорскими племенами неволинской, поломской и ломатовской культур.

Все эти массивные бронзовые украшения, издающие при ходьбе мелодичный шум, использовались угорскими женщинами не только в эстетических целях – попробуй-ка походи с таким грузом! – сколько для защиты от злых духов. Для этого такие обереги крепились к одежде, поясу или косам в области жизненно важных органов: груди, поясницы и живота. Сегодня украшения выглядят незамысловато, что указывает на их домашнее производство. В этом смысле интересны коньковые подвески. Они отлиты в одной и той же форме, но отличаются проработкой деталей. Очевидно, после нескольких отливок самодельная глиняная форма стала разрушаться, что отразилось на качестве последних изделий. Вероятно, правы ученые, утверждающие, что обработкой меди и медных сплавов у финно-угорских народов занимались исключительно женщины. От матери к дочери передавались сведения о полезных свойствах этого металла, важнейшими из которых являются защитные и целительские. Не отсюда ли идет и наша вера в лечебное свойство медных браслетов? Отголоском былых преданий о волшебной связи женщины и меди является легенда о Хозяйке медной горы, записанная П.П. Бажовым на основе уральского фольклора.

Но какими же путями медный убог угорской красавицы из таежного Приуралья оказался на Средней Волге?

К VIII веку зона расселения угорских народов охватывала не только Зауралье, где и поныне обитают угорские племена хантов и манси, но и Приуралье. Она простиралась от полярных широт и до степных просторов Южного Урала. На Средней Волге в это время нашли приют болгары-салтовцы, прежде кочевавшие в степях Причерноморья и Предкавказья. Во второй половине IX века начинается война между степными уграми, известными под именем мадьяр – венгров, и их южными соседями – печенегами. Конфликт заканчивается поражением мадьяр и их союзников – лесных угров. От полного печенежского разгрома мадьяр спасает лишь стремительное бегство на запад. Они минуют реки Дон и Днепр, оседают на Дунае, основав Дунайскую Венгрию. Лесные угры прячутся вглубь тайги или переселяются на территорию Среднего Поволжья под защиту болгар-салтовцев. Очевидно, тот же путь в берестяной коробочке был проделан найденными украшениями.

Переселение верхнекамских угров на Волгу коренным образом изменяет сложившуюся здесь этническую ситуацию. На какое-то время страна превращается в Волжскую Венгрию. Но если Дунайской Венгрии было суждено прожить более тысячи лет, но на Волге угры сливаются с болгарами-салтовцами, образовав народность волжских болгар. Венгерский след в истории Поволжья сохраняется еще долго. Многочисленные группы угров под именем «бажджардов», то есть башкир, продолжают населять степи к югу от реки Черемшан. В 922 году здесь их застал Ибн-Фадлан – секретарь посольства багдадского халифа аль-Муктадира к царю волжских болгар, оставивший красочное описание языческих обычаев и нравов этого народа. Последние остатки венгерских племен в Предуралье удалось разыскать венгерскому монаху Юлиану в 1236 году накануне монгольского нашествия.
Просмотров: 442 | Добавил: japmgn | Дата: 18.01.2012 | Комментарии (0)

Ученые вместе с корреспондентом «Комсомолки» отправилась на место необычных сооружений в Усть-Катавский район
Осенью геодезист Константин Дерюшев забрался на вершину Восточно-Каменного хребта, чтобы сделать замеры. Выполнил работу, сложил аппаратуру и начал спускаться.

Дело было к вечеру, и чтобы сократить путь, Константин пошел не по опушке, а через лес. Однако среди пожухлой травы он наткнулся на странные сооружения - сложенные из камня квадраты и прямоугольники примерно в метр высотой. Старинные постройки на высоте 600-700 метров!

- По описанию очень похоже на наши прошлогодние находки на озере Зюраткуль, -рассказывал нам по дороге на ту саму вершину археолог Владимир Иванович Юрин. - Один студент-ботаник собирал гербарий, и уткнулся в странную каменную конструкцию.

В округе таких оказалось больше десятка. Когда я их увидел, сразу понял – это древние сооружения. Однако из специалистов прежде такие никто не видел – я специально консультировался у известных ученых.

- Ну, вот и пришли, - остановился наш проводник Константин Дерюшев.

Перед нами - целый ряд больших каменных куч. Среди них несколько аккуратно сложенных в квадраты. Природа такого чуда не соорудит – это явно дело рук человека. Что же это за сооружения?

Версия первая – склад строительного камня

В горнозаводской зоне фундаменты многих домов каменные. А может, здесь заготавливали камень, чтобы потом спустить на подводах вниз?

- Ну кто будет таскать камень за несколько километров, да еще с такой верхотуры? – сразу же отметает эту гипотезу Владимир Иванович.- Когда здесь даже рядом с населенными пунктами полно таких же камней!

Версия вторая – остатки староверческого скита

Чуть выше на горе бежит родник. Устроив здесь избушки, можно жить припеваючи вдалеке от посторонних глаз. Однако каменные квадраты построены на крутом склоне.

Для жилья не очень неудобно. К тому же фундамент для домов кладут, прежде выровняв горизонталь, а здесь они повторяют угол склона.

Версия третья – древнее кладбище

Археолог Владимир Юрин убежден – это гробницы.

И впрямь - место вокруг дремучее, словно усадьба Кащея Бессмертного. Мхи да лишайники. Чуть выше по склону - гигантские каменные валуны, словно обиталище мертвых душ.

- Видимо, сначала расчищали площадку, выкладывали пол. Потом по периметру делали стены, - Владимир Иванович лопаткой чистит основание каменного квадрата. - Укладывали умершего и закладывали камнями. А где-то рядом устраивали поминальную тризну. Вот эта самая большая и аккуратная, наверно, могила вождя, а эти во втором ряду – из «низшего сословия».

- А когда это было?- интересуемся.

-Может, 5 тысяч лет назад, - неуверенно отвечает Владимир Иванович. – Точно невозможно сказать.

Неподалеку от главной могилы заложили раскоп метр на метр. Поначалу даже просеивали землю. Вдруг попадется древний черепок или обожженная косточка.

Выкопали почти 25 сантиметров, выкорчевали несколько каменюк, но никакая древность нам не попала.

- Просто не повезло!- резюмировал опытный археолог.

Поднялись на вершину. Вокруг на десятки километров округу видать.

- Старое название этой вершины – Сторожевой пост, - к месту вспоминает Константин. – Может, отсюда следили за лесными пожарами.

- А у древних на таких вершинах святилища располагались, - добавляет Владимир Иванович. – Здесь поклонялись богам.

А если дух этой вершины еще и потусторонним миром заведовал? Тогда все сходится. И понятно, почему покойников к самой вершине хоронили – поближе к небу – загробному царству.

Гипотеза - могилы циклопов или людей-птиц.

Греческий историк Геродот, который жил в 6 веке до нашей эры, упоминал о Рипейских, то есть Уральских горах:

«Выше исседонов живут одноглазые мужи аримаспы. Над ними стерегущие золото грифы, а выше этих – гипербореи, достигающие моря» – пересказывал историк Геродот слова путешественника.

Исседоны, гипербореи – это названия племен. «Одноглазые мужи аримаспы» - это, выходит, наши уральские циклопы. А самое поразительное, что, перечисляя человеческие племена Геродот упоминает грифов! Получается, у нас под боком в древности жили люди-птицы?

Поверить в такие сказки сложно. Но вот в середине прошлого века на уральских горах, в пещерах и у приозерных мысов стали находить необычные клады – явно древние предметы из бронзы – бляхи, наконечники копий. Но больше всего было отлитых из металла изображений птиц. В основном хищных – коршуна, совы. Ученые определили, что их оставили древние мастера-металлурги. Эти клады на самом деле посвящены душам умерших мастеров. Неужели людей-птиц? Ведь они были современниками того самого Геродота! Причем удалось найти несколько городищ, где проживали эти изготовители бронзовых птиц, но ни одного кладбища. Может, именно люди-птицы построили гробницы на Южном Урале?
Могилы людей-птиц


Р.S. Мы намеренно не сообщаем подробного местонахождения этих сооружений. Есть опасения, что сооружения могут быть разграблены черными археологами – теми, что ищут древности. К ФОТО Между каменными сооружениями на Зюраткуле и на Восточно-каменном хребте есть явная связь. Уж очень они похожи. И те, и другие расположены у подножия скальной вершины и рядом с высокогорным ручьем! Будто, два родственных племени строили.
Просмотров: 493 | Добавил: japmgn | Дата: 18.01.2012 | Комментарии (0)

Древнеиранские изделия из серебра (посуда, монеты, украшения), поступавшие в результате торгового обмена на территории Пермского края в эпоху раннего средневековья в 6 – 7 вв. Находки драгоценной утвари происходят из случайных дореволюционных сборов и кладов.
Многие из предметов сасанидского искусства аккумулировались в знаменитой коллекции Строгановых, откуда впоследствии попали в фонды Государственного Эрмитажа. Иногда драгоценные раритеты обнаруживались на святилищах, и крайне редко (в основном монетный материал) – в ходе раскопок средневековых некрополей. Следует отметить, что к зороастрийским сюжетам сасанидской торевтики крайне близка драгоценная утварь среднеазиатского (согдийского) производства (кон. 7 – перв. пол. 9 вв.), которая представлена в археологических древностях края.

Наиболее известные находки сасанидского (среднеазиатского) серебра: Вереинский клад (Чусовской р-н), в составе которого найдены серебряное блюдо с портретом шаха Шапура II, охотящегося на кабанов; блюдо с изображением двух баранов у дерева и чаша, украшенная рельефными фигурами всадников, охотящихся на львов; Мальцевский клад (Кудымкарский р-н) – серебряный кувшин с изображением крылатого верблюда, блюдо с изображением охоты царя на тигра, блюдо с изображением орла и газели; Климовский клад (Кудымкарский р-н) – блюда с изображением шаха Шапура III и леопарда; блюдо с изображением тигрицы у дерева и т. д.
Помимо сасанидской и среднеазиатской драгоценной утвари, в кладах вместе с ними встречались предметы ранневизантийской торевтики. Кроме того, на памятниках ломоватовской и неволинской культуры встречается сасанидский монетный материал в виде драхм Кавада I, Пероза, Замаспа, Хосрова I, Хосрова II (Бартым, Усть-Сылва, Верх-Сая и т. д.). Средневековыми древними общинами Пермского края сасанидская (среднеазиатская) импортная драгоценная утварь использовалась в качестве культовых предметов и сохранялась в кладах и святилищах вплоть до 11 – 12 вв. Монеты использовались в качестве украшений. Сасанидское (среднеазиатское) серебро оказало серьёзное художественное влияние на отдельные сложные сюжеты культового литья местного средневекового населения – пермский звериный стиль. (Лит.: Бадер О. Н. На заре истории Прикамья / О. Н. Бадер, В. А. Оборин. Пермь : Кн. изд-во, 1958. 244 с.; Бадер О. Н. «Серебро Закамское» первых веков нашей эры / О. Н. Бадер, А. П. Смирнов. М., 1954. 26 с., [3] л. ил.; Вильданов Р. Ф. Влияние сюжетов сасанидского и согдийского серебра на образы пермского звериного стиля / Р. Ф. Вильданов, А. Ф. Мельничук // Вестник Пермского университета. История. 2005. Вып. 5. С. 66-69; Даркевич В. П. Художественный металл Востока VIII-XIII вв.: произведения восточной торевтики на территории европейской части СССР и Зауралья. М.: Наука, 1976. 199 с.; Тревер К. В., Луконин В. Г. Сасанидское серебро: собрание Государственного Эрмитажа / К. В. Тревер, В. Г. Луконин. М., 1987. А. Ф. Мельничук)

 

К наиболее популярным сюжетам относятся изображения фантастических существ с чертами птицы и головой волка, собаки, и птицеподобные существа с изображением на груди человеческого лица, нередко на теле птицы - фигура стоящего в рост человека. В связи с параллелями арийской и финно-угорской мифологии хочется обратить внимание на один сюжет - культ медведя на Урале, как хозяина леса и угорское предание о том, что именно медведь принес людям огонь и научил им пользоваться. В арийской мифологии также есть образ медведя Анграоши, как Хранителя священного Огня, Света и знаний.

«Пермский звериный стиль», бесценный памятник культуры чуди, исчезнувшего народа, по легенде ушедшего под землю. Впрочем, некоторые исследователи считают, что чудь – это общее название для нескольких малых народов, населявших Урал и Западную Сибирь.

И, наконец, еще один косвенный, но очень существенный фактор - многочисленные находки ритуального персидского серебра (блюда, кувшины) Сасанидской эпохи на территории Пермского края. Большинство находок хранится сейчас в Государственном Эрмитаже в Санкт-Петербурге. Традиционно их появление считается результатом торговых связей населения Пермского края с Ираном. Современная археология доказала, что Камский торговый путь и в Древнем мире и в Средневековье был очень активен и насыщен всевозможными товарами со всего света.

Но возникает ряд вопросов. Почему обилие находок Сасанидского серебра локализовано преимущественно (до80% всех известных в мире кладов иранского серебра) именно Пермским краем? И, почему, при столь обширных торговых связях, мы не находим на Пермской земле в таком же количестве изделия из Египта, Греции, Рима, Китая? (Они, разумеется, есть, но их значительно меньше). Чем объяснить находки именно Иранского, именно Сасанидского (т.е. времен, когда Зороастризм был государственной религией в Иране), именно ритуального (использовавшегося в культовых целях) серебра и именно на территории Пермского края? Вполне логичным было бы предположение о неких символических дарах к легендарному месту рождения пророка Заратуштры от тех, кто продолжал исповедовать эту религию. История знает многочисленные примеры подобных "хаджей" в "Святую землю" Это, конечно, всего лишь версия, но весьма интересная, позволяющая в свете последних археологических открытий по-новому взглянуть на нашу историю.

Конечно, дальнейшая история персидского серебра была неоднозначна, возможно, оно действительно переходило из рук в руки и таким образом оказалось впоследствии в многочисленных кладах, где и было найдено вместе с Византийской посудой, Сасанидскими, арабскими и Среднеазиатскими монетами в 18-20вв. Но, что интересно, многие серебряные сасанидские блюда продолжали использоваться в культовых целях уже пермскими шаманами (сохранились процарапанные ими магические знаки). Т.е. местное население знало о ритуальной сути предметов, а не использовало их только лишь как объект материального накопления. Таким образом, факт присутствия ариев на Урале в предполагаемое время рождения Заратуштры и их культурное влияние на пришедшее им на смену местное население, является объективным. А версия рождения пророка Заратуштры в районе Перми вполне вероятной.

Но главное даже не в том, сможем ли мы достаточно точно и достоверно локализовать место рождения первого Пророка человечества. Территории, претендующие на титул "Родины пророка", есть и в Иране, и в Азербайджане, в Таджикистане, Туркмении, Узбекистане, Афганистане. Споры идут не одну тысячу лет и, видимо, будут длиться еще долго. Но ведь гении принадлежат всему миру. И главное, это их идеи, их мысли, преодолевающие время и пространство, связующие различные эпохи и цивилизации.

Заратуштра, родившийся, по мнению ряда ученых на Уральской земле, вернул людям почти забытое учение ариев о Добре и зле, их веру в Единого и Премудрого Бога-Творца, противостоящего духу разрушения. Проповеди Заратуштры возродили духовное наследие Арктиды. Мнение современных ученых единогласно - его идеи повлияли на все мировые религии, философию, науку и культуру нашей планеты, став стержнем человеческой цивилизации.
Просмотров: 887 | Добавил: japmgn | Дата: 18.01.2012 | Комментарии (0)

1. Легенда Древнейшая…

Место Шемети находится рядом с местом рождения Заратуштры «…ярко вспыхивают виды тех мест, которые поражают своей красотой и исторической значимостью: гора Заратуштры, обдуваемая ветрами и омываемая водами двух рек - Камы и Чусовой…»

И везде ты чувствуешь дыхание матери-Земли, ее спокойствие и умиротворенность.

Где городская суетность, где житейские проблемы? Нет ничего, кроме вечного единства тебя и Природы, ты - ее любимое дитя.

Вот кусочек белого селенита с горы Заратуштры.

И вот полуостров наших дней. Местность поросла травой и редким леском, каменные постройки обвалились и засыпаны землей, только кое - где нагромождения базальтовых плит возвышаются, как и прежде, призывая зажечь огонь. Здесь исходят потоки чистых, высоких энергий, нисходящих с неба. От этого света становятся белыми берега…

Быть может, мы слишком углубились в материальные проблемы, забывая о своем происхождении и единстве с матушкой-Землей. Наши предки ходили, не горбясь, неспешной, уверенной походкой, их сердца были открыты любому встречному, их души светились от внутренней доброты и любви друг к другу.

Считается, что если побывать в Шемети, на белом береге, то можно ощутить небесный светящийся поток и почувствовать приятную прохладу - это взметнулись вверх фонтанчики чистой энергии Любви, у кого-то выше, у кого-то ниже, но все они устремляются к широкому небесному потоку, спеша с ним соединиться. На границе соединения верхнего потока с нижними образовывается огромная золотисто-оранжевая волна, она разлилась во все стороны, осыпая брызгами яркого энергетического дождя.

В месте под названием Шемети соединяются мать-Земля и отец-Солнце, и люди, побывавшие здесь становятся обладателями священных знаний – законов соединения Природы и Космоса.

Для нас, живущих в Перми, на изначальной территории возникновения зороастризма, особенно важны следующие слова пророка Заратуштры: "Учение непременно вернётся туда, откуда оно вышло". И для этого есть все основания. Ведь ключевые положения учения: жизнь в гармонии с законами мироздания, почитание Бога, противление злу, жизненный оптимизм, забота о ближнем и об окружающем мире, творческий созидательный труд, верность данному слову, рождение и воспитание достойного потомства - близки и понятны каждому нормальному человеку, а провозглашённый Заратуштрой путь спасения - "Благие мысли, Благие слова и Благие дела" - может и должен стать основой нашей жизни.

 

2. Легенда Древняя…

Считается, что множество серебряных и других драгоценных вещей, шедших через Пермь с юга на север, каким-то образом оставались в пределах Пермской страны и потому теперь случайно открываемые от времени до времени. Это подало повод слагателям скандинавских саг воспеть Древнюю Биармию как какую-то необыкновенно богатую страну. Торговый путь из Хозарии, Болгарии и Перми пролегал далее на север до берегов Белого моря и устья С. Двины, куда приезжали для меновой торговли Норманны, в былые времена первые мореходы Западной Европы. Через Пермь северный путь шел не иначе, как реками Камой, Вишеркой, Колвой, Чусовским озером, Берёзовкой…

Во второй половине IX века, как известно, нормандский мореплаватель Отер, состоявший на службе у Альфреда Великого, короля Англии, посетил устья С. Двины и сообщил потом о всём увиденном своему королю. Это было первое, достоверно известное, посещение Норманнами Беломорского побережья. По следам Отера направились на далёкий европейский восток и другие искатели лёгкой наживы. Отер сообщил Альфреду о видимой им стране, а последователи его слагали саги о Биармии (нынешняя Пермская земля) и её жителях. Саги включают в себя долгий период с IX века до начала XIII века.

Пройдя район нынешней Перми, торговцы делали стоянки как раз в районе нынешних Шемети. Торговцы везли с собой столько серебра, что по ночам его свет освещал место стоянки, и берега становились белыми. Надо отметить свойства серебра, благодаря которым до сих пор эти места остаются светлыми и чистыми.

Серебро - главное значение которого именно нравственная чистота, святость и целомудрие. Этому способствовали такие качества серебра, как белизна и способность препятствовать процессам порчи и гниения. Возможно, по причине этого последнего качества, серебру с древнейших времен придавалось магическое значение, свойство отгонять злые силы. Являясь символом целомудрия, духовной и телесной целостности, не ущербности, золото и серебро несколько отличаются друг от друга в своем значении. Серебро в большей степени отражает живую человеческую природу. Поэтому серебро идеально подходит для изготовления индивидуальных святынь: крестов, иконок и т.п. Соприкасаясь с нечистотой, болезнью, а в духовном плане — грехом, серебро имеет свойство чернеть, как бы символизируя падшее Адамово естество. Поэтому серебряный крест на теле, кроме духовной помощи, всегда подскажет о нарушении состояния здоровья человека. Это свойство использовали наши предки.

 

3. Легенда о «Закамском серебре» — одна из загадок русской истории. По сообщениям русских летописцев, его будто бы добывали в подвластном Великому Новгороду Прикамье в XIII—XV вв. Когда же эта территория перешла под власть Москвы, серебряные рудники подобно призрачному граду Китежу исчезли. Однако если от града Китежа никакой информации кроме легенды нет, и он считается мифическим, то серебро закамского происхождения было, по меньшей мере, экономической реальностью средневековой Руси. В настоящее время на Урале добычи серебра не производится, и некоторые исследователи считают, что и в Средние века серебра местного происхождения там не было, а соответствующие выплаты новгородцами Москве осуществлялись от доходов с торговли пушниной.

Сведения о закамском серебре и других богатствах страны, называемой когда-то русскими Пермью Великой, неоднократно встречаются в различных средневековых документах. Скандинавские викинги оставили множество упоминаний о сказочно богатой стране Бьярмия, жители которой, бьярмы, говорили на языке, похожем на финский и поклонялись богу Юмале, которому подносили в дар драгоценные металлы. Есть об этом указания и у арабских и византийских авторов.

Наиболее достоверные сведения о закамском серебре суммировал Николай Карамзин в «Истории государства Российского», который указывает, что Иван I Калита добивался от новгородцев выплат части серебра, добываемого за рекой Камой в Уральских горах, в пользу хана Золотой Орды. Действительно, новгородский летописец сообщал, что в 1332 г «…великыи князь Иванъ приде изъ Орды и възверже гнЂвъ на Новъгородъ, прося у нихъ серебра закамьского». Новгородцы неоднократно отказывали Калите, из-за чего он в 1333 г занял Торжок, а в 1337 г двинул московские полки в принадлежащую Новгороду Двинскую область, но, потерпев многочисленные потери, отступил. Стремясь к миру, новгородцы все-таки платили как обычную ханскую дань, так и контрибуции по мирным договорам. Калита стал первым московским князем, не только тратившим серебро и золото на подарки в Орде, но и покупавшим за него земли в чужих княжествах, в том числе с городами Углич, Белозерск и Галич, и все же оставившим наследникам богатую казну. По его завещанию не только дети, но и священники московские были одарены изделиями из серебра. Как князь Иван узнал о закамском серебре — неизвестно, хотя для ведения войны с Новгородом силами его еще небольшого княжества должен был быть очень серьезный повод. Можно только предположить, что информацией о доходах Великого Новгорода с ним поделился старший брат, великий князь Юрий Даниилович, погибший в Орде в 1325 г. Перед этим он предводительствовал новгородским и псковским войсками в войнах с Швецией и немецкими рыцарями, а затем — с Великим Устюгом, стоявшим между новгородцами и югрой, и с берегов Северной Двины отправился в Орду кружным путем по реке Каме через область Пермскую, то есть лично посетив три старинных области новгородского Северо-Востока: Двинскую (нынешнюю Архангельскую), Пермь Вычегодскую (теперь республика Коми) и Пермь Великую (ныне Пермский край).

Вопрос о закамском серебре имеет непосредственное отношение к новому возвышению Руси над с ... Читать дальше »

Просмотров: 805 | Добавил: japmgn | Дата: 18.01.2012 | Комментарии (0)

С Пугачевскими кладами связано довольно рассказов, как на Урале, так и в Поволжье. Немудрено. Во время восстания в руки пугачевцев перепадало изрядное количество материальных ценностей. Однако к своим прошлым владельцам из награбленного имущества мало что вернулось обратно. Отсюда и молва, и неустанная работа народного творчества. Известны истории о кладе Пугачева на Чусовой, на Яике (Урал), на Туре и много где еще. Варьируется лишь количество спрятанного. А сегодня я расскажу вам одну из легенд, о пугачевском кладе на Южном Урале.
Есть на Южном Урале одна жемчужина.Красивейшее озеро Тургояк, что входит в список ста самых ценных водоемов мира. Действительно, вид этого уральского Байкала, лежащего в горной чаше, вызывает восторг. А рядом с огромным прозрачным Тургояком всего в трехстах метрах на восток, расположено другое озеро. Совсем небольшое. Илистое, тинистое и совсем не прозрачное. Инышко. И в этом небольшом мутном озере и утопил по легенде Пугачев пару бочонков с золотом.



Озеро Инышко.


Клад начали искать почти сразу же после пугачевской войны. Поэтому я склонен считать данную легенду не совсем легендой. Легенда ведь это что? Сказка, выдумка. А здесь местное народонаселение накинулось на добычу клада со всем присущим ему трудолюбием. История донесла до нас рассказ о неком башкирском бае. Используя геологический факт, что уровень Инышко на 50 метров выше уровня Тургояка, он попытался пробить тоннель в граните перемычки с целью спуска озера. Но что-то ему помешало довести намеченное мероприятие до завершения. Кстати имеющаяся разница в уровнях озер, тоже загадка. Говорят, что меченая рыба из Инышко иногда попадает в Тургояк, что говорит о том, что озера сообщаются. Однако перепад между уровнями при этом остается неизменным из года в год, что противоречит закону сообщающихся сосудов.



Инышко и Тургояк.



Для сравнения. Турогояк и его маленький сосед Инышко.

Однако вернемся к кладу. Клад пытались и просто поднять со дна. Однако многометровые отложения сапропеля и торфа свели все попытки к нулю. Те, кто опускался ко дну Инышко, говорят там можно спрятать и весь золотой запас России. И то, что иголку в стогу сена искать куда проще. Во всяком случае, хотя бы видно, где ищешь.
Так и лежит на дне нетронутым и не добытым клад пугачевский. По всему видно, что хозяин когда прятал его, присмотрел очень надежное место!
Просмотров: 500 | Добавил: japmgn | Дата: 18.01.2012 | Комментарии (0)

Южноуральские археологи натолкнулись на след ранних гуннов. Древнее захоронение обнаружено под Магнитогорском.

Как передает корреспондент «Нового Региона», крупный могильник на территории Агаповского района рядом с поселком Магнитка южноуральские археологи обнаружили еще в начале 90-х годов. Первые, пробные раскопки здесь начались в 1997 году. Всего было раскопано 3 кургана. Обнаруженные в них захоронения относились к 2-3 веку нашей эры, или позднеримскому периоду. Археологи установили: погребение было совершено раннегуннским населением. Гунны, кочевое племя варваров, в конце первого века покинули территорию северо-западного Китая, после чего двинулись на северное Причерноморье. Позднеантичные источники фиксируют их появление там в начале 1-2 веков.

В текущем году археологи вернулись к заинтересовавшему их древнему погребению. На этот раз был исследован самый крупный, центральный курган могильника высотой более 2 метров. В нем было найдено погребение женщины. Изучив найденные останки, специалисты по криминалистике сделали вывод: при жизни женщина была горбатой. Этим дефектом она страдала с детства. Возможно, именно такая физическая «ущербность» служила особым знаком для ее сородичей. Причем, эксперты установили, что горбатость была следствием генетического заболевания, поэтому ее родственники могли страдать таким же дефектом.

Судя по захоронению и найденным в нем предметам, женщина занимала высокий социальный статус, а именно – была жрицей. «Инвентарь», обнаруженный в могиле, явно неместного происхождения: большая его часть относится к западному, позднеримскому периоду. В частности, археологам удалось найти рядом с останками жрицы сосуд, стеклянный стакан, ковш из белой бронзы, ситечко, черпачок. Судя по всему, эти вещи были каким-то образом переданы жрице народами, обитавшими в причерноморских государствах. Возможно, это были трофеи, дары или откуп. «Происхождение западных вещей объясняется просто. В какой-то момент ранние гунны оказались в северном Причерноморье или у границ одного из городов босфорского государства. Скорее всего, они получали вещи в дары, это мог быть своеобразный откуп, может быть обмен. Ведь это были варварские кочевые племена, представлявшие серьезную угрозу для других народностей. Гунны обложили босфорские города, но с приходом племени гОтов в начале 3-го века вынуждены были откатиться обратно – на земли современного западного Казахстана и в южноуральские степи. А уже позднее они двинулись на запад», – говорит директор археологического научного центра Челябинска Сергей Боталов.

Судя по тому, что женщина была похоронена в центре кургана, при жизни она была очень почитаемой, значимой персоной. Ее могила как бы освящает место, в том числе остальные захоронения, расположенные рядом.

Тело умершей богато убрано, ее одежда обшита золотом, на шее – массивное золотое ожерелье. Время не пощадило ткани: хорошо сохранились только золотые и металлические изделия. Скорее всего, на ней был плащ: об этом говорит римская фибула – ромбовидная застежка с рисунком на эмали.

Найдены также останки роскошного кошелька, расшитого украшениями из золота тысячной пробы: материя или кожа, из которой он был сшит, конечно, не сохранились, а вот золотые изделия находятся в идеальном состоянии. Также найдены маленький сосуд для благовоний, крошечный пенальчик с краской и иголкой для татуирования.

«Мы впервые за Уралом находим такие богатое погребение с римским позднеантичным «импортом»», – говорит Сергей Боталов.

Археологи отмечают: наряду с чисто западными предметами, в могильнике найдены и восточные вещи, например, некое подражание китайскому зеркалу, котел ордовского типа, и т.д. Исследователи отмечают: все вещи

находились в длительном употреблении. Об этом говорит, например, залатанный в нескольких местах ковш, стенки которого утончились до толщины бумажного листа. «Это говорит о ценности этих предметов, и о том, что их употребление было связано с длительным ритуальным смыслом, то есть их не могли просто так выкинуть или переплавить. Они служили для особых, ритуальных целей, и со смертью их владелицы хоронились вместе с ней», – рассказывает Боталов.


Справка «Нового Региона»:

История монгольско-тюркского племени – гуннов – берет начало за 12 веков до нашей эры. К началу тысячелетия это племя превратилось в могущественную державу Хунну и владело к тому времени уже не только землями, простиравшимися от пустыни Гоби до Южной Сибири, но и всей степной Маньчжурией.

В результате междоусобных войн народность разделилась на 4 ветви. Одна из них – северные хунны – во 2-ом веке ушла на нижнюю Волгу и Урал, где, ассимилировавшись с местными угорскими племенами, стала новым народом – гуннами. Именно так их называли европейцы. А еще – «грозой трех империй»: эти воинственные кочевники со второй половине 4-го века стали настоящим ужасом для Рима, Византии и почти всей Европы. С ними пришел хаос и началось так называемое Великое переселение народов.

Буквально сокрушая все на своем пути, полчища гуннов, словно гигантская саранча, прошли все Северное Причерноморье, оказались на Балканах, в Галлии и едва не уничтожили саму Римскую империю. Римляне были потрясены дикостью варварского племени. Один только внешний их вид наводил ужас: «Их образ пугает своей чернотой, походя не на лицо, а, если можно так сказать, на безобразный комок с дырами вместо глаз. Их свирепая наружность выдает жестокость их духа… Ростом они невелики, но быстры, широки в плечах, ловки в стрельбе из лука и всегда горделиво выпрямлены, благодаря крепости шеи. При человеческом обличье живут они в звериной дикости», – пишет неизвестный современник гуннов.
Просмотров: 424 | Добавил: japmgn | Дата: 18.01.2012 | Комментарии (0)

« 1 2 3 4 5 ... 8 9 »